А.О. Кауфман Артиллерия укрепленных пунктов Кузнецкого уезда в первой половине XVIII в.


текст
посмотреть файл
версия для печати

 

А.О. Кауфман

Артиллерия укрепленных пунктов Кузнецкого уезда в первой половине XVIII в.

 

В настоящей статье мы бы хотели остановиться на таком немаловажном аспекте обеспечения обороны Кузнецка и подконтрольной ему территории, как наличие артиллерии в укрепленных пунктах Кузнецкого уезда в первой половине XVIII в., а также рассмотреть роль административного центра в снабжении их пушками. Эта публикация тематически продолжает предыдущую, посвященную, в основном, вопросу обеспечения артиллерией самого Кузнецка в XVII - первой половине XVIII вв.1, дополняя ее и расширяя географические рамки.

Кузнецк, основанный в 1618 г., практически сразу же после своего сооружения стал выполнять весьма важные стратегические функции на юге Западной Сибири. В течение XVII в. он был пограничным укрепленным пунктом и отражал многочисленные набеги кочевников. Только крупных таких нападений, на Кузнецк и селения его уезда, до конца XVII в. было 152. Не менее тревожно для города и его окрестностей начинался и XVIII век.

В сентябре 1700 г. состоялось крупное нападение джунгар («черных калмыков») и енисейских кыргызов. Войско кочевников насчитывало 1,5 тысячи человек, они «... монастырь сожгли и деревни разорили, и крестьян побили, и выезжих белых калмыков, которые жили в Кузнецку, юрт со сто разорили и жен и детей их и рогатой и всякой скот побрали в полон...»3. Кочевники стояли под Кузнецком неделю, «... приступали кругом города ко всем воротам»4. Они готовились к штурму, ожидали подкрепления, но оно так и не подошло. Осада была снята, но местные жители потеряли только убитыми 40 человек, из которых 33 были русскими и 7 - «подгородными белыми калмыками»5.

Вскоре после этого нападения кузнецкой администрацией были предприняты некоторые меры по укреплению Кузнецка. В 1705 г. был построен новый острог, о чем воевода Б.А. Синявин сообщал в отписке, объясняя, что «... прежней ...острог от многих лет весь згнил и обвалился»6.

Видимо, примерно в это же время были укреплены и окрестные населенные пункты. В «Городовом списке» Кузнецка за 1703 г. перечисляются 11 деревень и село Ильинское, около которых находились надолбы. А в самом селе Ильинском упомянут еще и острожек7. Со стратегической точки зрения этот населенный пункт имел большое значение для Кузнецка: в его окрестностях находилась переправа через Томь, да и до города было недалеко.

Что касается артиллерии Кузнецка в это время, то здесь можно сравнить данные за 1689, 1701 и 1703 гг.

По «Росписному списку» Кузнецка за 1689 г., в городе было 10 медных, 3 железные пушки и 3 затинные пищали - тяжелые крепостные ружья. Всего к пушкам и затинным пищалям имелось на тот момент 902 ядра8.

В 1701 г., по «Ведомости сибирских городов», в городе имелось только 7 медных и 2 железные пушки и, опять же, 902 ядра к ним9. Из «наряда» Кузнецка исчезли 4 пушки - 3 медные и одна железная, которые, видимо, были частью списаны, частью переведены для защиты окрестностей города, например, в село Ильинское, в острожек.

В 1703 г. в Кузнецке, судя по «Городовому списку», на вооружении находились 11 медных, 3 железных пушки и 3 затинных пищали. К пушкам и затинным пищалям было 1122 ядра «... и пуль железных и свинцовых»10. Как мы видим, хотя и не сразу, но «наряд» города был усилен, появилось 5 новых пушек - 3 медные и 2 железные, увеличилось и количество боеприпасов. Возможно, что часть новых пушек была доставлена из Тобольска, куда в 1700 г. привезли из Москвы сразу 85 железных пушек, а к ним 17000 ядер11. Новые кузнецкие орудия могли быть изготовлены и в 1701-1702 гг., когда в России произвели сразу 368 пушек, из них 175 мелкого калибра, предназначенных для полков. Причиной выпуска такой большой партии пушек явилась потеря всей русской артиллерии после Нарвского сражения 1700 г.13

В это время происходило не только «укрепление» Кузнецка и его окрестностей, власти также предпринимали шаги к нормализации обстановки в этом районе Сибири. В нападениях на русских в этот период особую активность проявляли енисейские кыргызы, и поэтому не случайно, что Петр I указал воеводам Томска, Красноярска и Кузнецка «...кыргызских людей смирить войною тремя городами». В результате последовала целая серия походов русских войск против енисейских кыргызов.

Служилые люди Кузнецка приняли непосредственное участие в осуществлении плана правительства Петра I по освоению верховьев Оби и Иртыша, а после увода джунгарами в 1703 г. енисейских кыргызов, и Среднего Енисея. Начало исполнения этого плана было положено сооружением Абаканского острога. В 1707 г. кузнецкий воевода О.Р. Кочанов послал с сыном боярским И. Сорокиным 1000 человек строить острог на р. Абакан, и в том же году это было выполнено7. Хотя мы не располагаем данными о наличии у этого отряда пушек, но последующая практика русских по основанию острогов и крепостей показывает, что, скорее всего, пушки у строителей Абаканского острога были. А взять они их могли из Кузнецка.

Следующим шагом стало сооружение острога в устье Бии и Катуни. Грамота воеводе Кузнецка М.В. Овцыну о строительстве нового острога пришла в город 30 сентября 1708 г. Весной 1709 г. к устью Бии и Катуни выступил отряд под руководством сына боярского Я. Максюкова. Отряд насчитывал более 660 человек, из которых только шестеро были жителями Томска, остальные - жители Кузнецка и его окрестностей. 18 июня Бикатунский острог был построен. В нем был оставлен гарнизон из 100 служилых людей, во главе с кузнецким сыном боярским А. Муратовым, а также 2 медные пушки, ядра, свинец, порох.

Воевода М.В. Овцын понимал, что людей и вооружения с боеприпасами в остроге недостаточно, поэтому просил Сибирский приказ и губернатора края М.П. Гагарина прислать «...для оберегания Кузнецкого и новопостроенного острога ...пушек всяких и всякого ружья, пороху и свинца». Петр I, получив отписку кузнецкого воеводы, 18 ноября 1709 г. распорядился, чтобы князь А.М. Черкасский прислал из Тобольска в Кузнецк «.. .пять пушек чюгунных да к ним ядер и пороху и свинцу...» и об исполнении приказания доложил М.П. Гагарину. Пушки и припасы были действительно отправлены в Кузнецк, но помощь эта запоздала14.

Летом 1710 г. войско джунгар и телеутов («белых калмыков»), во главе с Духаар (Тоухар) -зайсаном, насчитывавшее около 3-4 тысяч воинов, подошло к Бикатунскому острогу, в котором находился гарнизон в 60 человек - остальные были в «рассылках». Взять острог кочевники не смогли, и тогда они подожгли его, а спасшихся служилых людей взяли в плен. В 1713 г. к правителю Джунгарии Цэван- Раб дану был отправлен посол И. Чередов, чтобы требовать возвращения пленных и награбленного. Хан утверждал, что его люди сожгли острог, поставленный на джунгарской земле, и впредь русским там ставить города не дадут, но пленных все-таки отпустил15.

Потерю Бикатунского острога еще долго сибирская администрация во главе с М.П. Гагариным ставила в вину кузнецким служилым людям.

Со стороны джунгар исходили постоянные угрозы «воевать» Кузнецкий острог за продвижение русских в верховья Оби. По указу Петра I сибирский губернатор М.П. Гагарин 18 июля 1713 г. распорядился отправить из Тобольска в Кузнецк «... для обереганья от приходу воинских людей четыре пушки чюгунных, к ним двести ядер, пороха ручного и пушечного по десяти пуд...»16.

В 1713 г. за р. Бией появился с трехтысячным войском «князец» Черен-Дондук, который собирался идти на Кузнецк. В следующем году он в тех же местах был уже с 5-тысячным войском. К счастью, поход на Кузнецк так и не состоялся17.

Воспользовавшись затишьем, кузнецкие служилые люди построили в 1715 г. в 135 верстах вниз по Томи Мунгатский острог, в 1716 г. - Бердский острог на устье р. Берди (притока р. Оби). В конце июня 1717 г. в Бердский острог бьи назначен новый приказчик Василий Соколов. Кроме всего прочего, он принял «... на проезжей башне пушку чюгунную длиною аршин с четвертью...», вес ядра к которой равнялся 1,5 фунтам. Всего ядер было 39, кроме того, по пуду пороха пушечного и «ручного», полпуда свинца,  5 фунтов дроби железной18.  Пушка с боеприпасами, вероятно, были доставлены в Бердский острог отрядом строителей из Кузнецка.

2 апреля 1717 г. в Кузнецке был получен приказ М.П. Гагарина «...вскорости на Бии и на Катуни построить город в крепком месте и посадить служилых людей и начального человека доброго...»19.

16 июня 1717 г., предварительно построив на горе к северу от Кузнецка деревоземляную цитадель, на устье Бии и Катуни вышел отряд. Возглавлял поход кузнецкий сын боярский Иван Максюков. Численность отряда составляла около 750 человек, из которых 260 человек были из Бердского острога, остальные - из Кузнецка и его окрестностей. На вооружении строителей нового острога находились «... две пушки медных, две больших железных, к ним 160 ядер и дроби железной два пуда, шесть пушек малых железных же, к ним 320 ядер, пороху пушечного 11 пуд 20 фунтов, ручного 16 пудов 13 фунтов, свинцу 5 пудов»20. Пушки и боеприпасы к ним были взяты в Кузнецке.

На «угожем месте» надлежало «...строить новую деревянную рубленую крепость четвероугольную з башни». В новой крепости полагалось оставить 90 кузнецких и бердских служилых, две больших железных пушки с 80 ядрами к ним, 3 малых железных пушки с 230 ядрами, 1,5 пуда железной дроби, 5 пудов пушечного и 7 пудов 15 фунтов ручного пороху, 2 пуда свинца. В последующие годы здесь должны были находиться по 50 служилых из Бердска попеременно, приказчиком нового острога был назначен сын боярский Степан Серебренников21.

Однако И. Максюков не нашел удобного места на месте слияния Бии и Катуни, и построил на Оби, значительно ниже устья Катуни Белоярскую крепость. В 1718 г. кузнецкими и другими служилыми людьми на правом берегу р. Бии, выше устья Бии и Катуни, все же была построена крепость, которую долго называли Бикатунской, а позднее - Бийской22.

В 1722 г., в 60 верстах ниже устья р. Чумыш, на берегу Оби была основана Малышевская слобода. Она строилась «... по просьбам живших в этой местности крестьян из-за большой удаленности от Бердского острога...»23.

Перечисленные выше новые укрепленные пункты в большинстве своем были включены в ведомство Кузнецка, поэтому вопрос снабжения их артиллерией и боеприпасами решался через Кузнецк. Эти крепости, остроги и слободы являлись промежуточным этапом между отдельно стоящими острогами XVII в., расположенными друг от друга на расстоянии нескольких сотен верст, и укрепленными линиями, сооружение которых началось на юге Западной Сибири в 1730-х гг.

По «Ведомости Артиллерийской канцелярии», в 1724 г. в Кузнецке было 25 пушек и 3 затинные пищали. В этом документе не указывалось количество ядер к орудиям. Что касается пушек, то калибры обозначены только у 17 орудий: 7 медных и 10 «чюгунных» пушек имели калибры от 1 до 6 фунтов24. Остальные 8 пушек (1 медная и 7 «чюгунных»), видимо, были недавно присланы в город, и предназначались, в том числе, для укрепленных пунктов Кузнецкого уезда.

По сравнению с 1703 г., артиллерия Кузнецка была усилена, качественно и количественно. В этот период в город было несколько присылок орудий, а старые либо списывались, либо переводились в ближние и новые укрепленные пункты. В острогах Кузнецкого уезда уже находилось 9 пушек - 6 чугунных трехфунтовых и 3 чугунных - без указания калибра25.

С 1724 г. в Сибири началась постепенная замена нерегулярных войск регулярными, за счет формирования в Сибири воинских подразделений нового типа и за счет присылки подобных частей из Европейской России. В 1730-е гг., как уже говорилось выше, на юге Западной Сибири начался процесс создания укрепленных линий. Главной причиной их сооружения была активизация здесь кочевников, главным образом джунгар.

В 1730 г. в Москву прибыли джунгарские послы. На переговорах они поставили вопрос о «старой» границе Сибири и потребовали даже «снесть» такие города, как Томск, Кузнецк, Красноярск, крепости по Иртышу, а также «медные заводы Демидова»26.

25 июня 1733 г. кузнецкий воевода капитан Артамон Бартенев в отписке в Сибирскую губернскую канцелярию сообщал, что правитель Джунгарии Галдан-Чирин (Цэрэн) в конце лета - начале осени 1733 г. собирается идти войной под Кузнецк27 . В это тревожное для Сибири время сюда направляются участники Академического отряда Второй Камчатской экспедиции. Один из руководителей этого отряда, историк Г.Ф. Миллер, по результатам своего путешествия по краю создал «Описание Кузнецкого уезда Тобольской провинции...». В этой работе есть и описание артиллерии Кузнецка и укрепленных пунктов его уезда.

В Кузнецке, по состоянию на сентябрь 1734 г., было 13 годных и 2 негодных орудия28. Среди годных пушек 7 были железными, а 6 - медными, их калибры составляли от 2 до 4 фунтов. В этом документе не указывается количество ядер, но зато есть упоминание о негодных пушках - 1 медной и 1 железной. Не говорится здесь и о затинных пищалях, видимо, они уже были сняты с вооружения. В селе Ильинском было 6 медных пушек: 2 трехфунтовые и 4 двухфунтовые29. В Бикатунской крепости на вооружении находилось 5 железных орудий, из которых 3 были трехфунтовыми и 2 без указания калибра30. В Белоярской крепости было также 5 железных пушек: 2 трехфунтовые и 3 маленькие, без указания калибра31. В Малышевской слободе и Бердском остроге было по одной трехфунтовой железной пушке32.

О вооружении Колывано-Воскресенского медеплавильного завода Акинфия Демидова Г.Ф. Миллер говорит следующее: «... четыре бастиона (Крепости при заводе. - А.К.) снабжены пушками»33.

По сравнению с 1724 г., количество орудий в Кузнецке уменьшилось, а в укрепленных пунктах его уезда произошло увеличение количества пушек более чем в 2 раза. Это было связано, прежде всего, с началом сооружения Кузнецкой укрепленной линии.  В 1738 г. закончилось формирование этой линии, которая проходила от Кузнецка до Бийской крепости. В этом году, по «Росписному списку» , в Кузнецке находилось 16 годных пушек: 6 медных и 10 чугунных калибром от 2 до 4 фунтов. Ко всем орудиям было 1016 ядер, и здесь же упоминаются и 2 медные негодные пушки. В этом году была произведена частичная замена орудий и увеличено их количество, по сравнению с 1734 г.34

В укрепленных пунктах Кузнецкого уезда в 1738 г. числилось 17 годных орудий. В Ильинском селе на вооружении было 6 годных пушек и 1 негодная. Из годных орудий 2 были медными, одно по калибру двухфунтовое, другое - без указания калибра. Чугунные пушки присутствовали в количестве 4 штук, из которых 2 - двухфунтовые и 2 - без указания калибра. Ядер ко всем орудиям было 8235. В Бийской крепости в этом году было 5 чугунных пушек, из которых 3 были трехфунтовыми, а 2 - без указания калибра. К этим орудиям имелось 156 ядер и 1 пуд 10 фунтов пушечного пороха36. В Белоярской крепости было 4 пушки: 2 трехфунтовые и 2 малые, без указания калибра. К этим орудиям имелось 226 ядер и 5 пудов пушечного пороха37. В Бердском остроге было 2 чугунных пушки, одна из которых была трехфунтовая, а другая - без указания калибра. К этим орудиям имелось 58 ядер и 11 пудов 20 фунтов пушечного пороха38.

В этом же документе указывается и то, что в Кузнецк прислали «.. .по указу ис Сибирской Губернской канцелярии... ис Тобольска... пороху пушечного дватцат пять пуд...»39. Видимо, часть этих боеприпасов предназначалась для укрепленных пунктов Кузнецкой линии.

В этом же 1738 г. в Кузнецк переводится рота Новоучрежденного Сибирского драгунского полка в количестве 103 человека под командованием поручика Петра Фадеева40. В 1745 г. в город прибыла рота Олонецкого драгунского полка41. В 1745 г. в Кузнецке было 12 орудий: 4 медных и 8 чугунных пушек калибром от 1/6 фунта (5-лотовые) до 3,5 фунта42. Скорее всего, 5-лотовые пушки прибыли в город вместе с драгунскими ротами, так как с 1701 г. на вооружении российских драгунских полков уже находились легкие пушки и мортиры, которые перевозились «на седлах мортирных»43.

Если сравнивать показатели по артиллерии Кузнецка 1738 и 1745 гг., то можно сделать вывод, что в 1745 г. произошла практически полная замена пушек. Были оставлены только 2 орудия - медная 2-фунтовая и чугунная 3-фунтовая пушки, а 10 пушек были новыми. Видимо, это связано с намечавшимся сооружением Колывано-Кузнецкой укрепленной линии, которая должна была протянуться от Усть-Каменогорска до Кузнецка.

В укрепленных пунктах Кузнецкого уезда на 1745 г. насчитывалось 15 пушек. В селе Ильинском была одна чугунная пушка в % фунта и к ней 70 ядер. В Бикатунской крепости имелось 6 чугунных орудий, из которых 2 пятилотовые, 3   -   двухфунтовые  и  одно  в  214 фунта.  

В   Белоярской  крепости  находилось 4  чугунных пушки, из них 2 пятилотовые и две в 2!4 фунта. В селе Малышевом находилось 2 орудия. В Верхотомском остроге была одна чугунная пушка в 214 фунта. В Сосновском остроге находилась одна чугунная пушка в 2 фунта44.

По сравнению с 1738 г., артиллерия укрепленных пунктов Кузнецкого уезда в 1745 г. практически полностью обновилась, а наличие в некоторых из них 5-лотовых легких пушек говорит о том, что и там присутствовали подразделения драгун.

Если подводить итоги, то следует сказать, что в первой половине XVIII в. в Кузнецке, под влиянием сложной и напряженной обстановки на границе с кочевниками, идет постоянная модернизация артиллерии, укрепляется сам город и его окрестности. В этот период город являлся опорной базой для освоения верховьев Енисея и Оби. Жители Кузнецка и его окрестностей участвовали в сооружении почти всех укрепленных пунктов в этих районах. В гарнизонах новых крепостей, острогов и слобод было много кузнечан. Эти укрепленные пункты управлялись из Кузнецка, снабжение артиллерией и боеприпасами, а также войсками проходило через Кузнецк. Первые пушки, чаще всего, прибывали из Кузнецка вместе со строителями, а затем администрация уездного центра постоянно следила за модернизацией артиллерии этих укрепленных пунктов.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

1Кауфман Л.О. Артиллерия Кузнецка XVII - первой половины XVIII вв. // Кузнецкая старина. Новокузнецк: Изд-во «Кузнецкая крепость», 2003. Вып. 5. С. 5-11.

2  Бояршинова З.Я. Ранние страницы истории Кузнецкого города // Новокузнецк в прошлом и настоящем (Материалы научной конференции, посвященной 350-летию основания Кузнецка). Новокузнецк, 1971. С. 18.

3  Памятники сибирской истории XVIII века. СПб., 1882. Кн. 1 (1700-1713 гг.). С.

101-102.

4  Памятники сибирской истории XVIII века. С. 92.

5  Памятники сибирской истории XVIII века. С. 96.

6  Уманский А.П. Кузнецк и алтайские остроги // Кузнецкая старина. Новокузнецк: Изд-во «Кузнецкая крепость», 1999. Вып. 3. С. 5.

7  РГАДА- Ф- 214. Оп. 1. Ед. хР. 1425. Л. 143об.-144.

8  РГАДА- Ф- 214. Оп. 3. Ед. хР. 1080. Л. 7-9.

9Первое столетие сибирских городов. XVII век. История Сибири. Первоисточники. Новосибирск: Изд-во «Сибирский хронограф», MCMXCVI. Вып. VII. ц51. С. 144.

10  РГАДА- Ф- 214. Оп. 1. Ед. хр. 1425. Л. 141об.-143, 144.

11  Первое столетие сибирских городов. С. 137.

12 Строков АЛ. История военного искусства. СПб.: Изд-во «Полигон», 1994.Т. 4. С. 24.

13  Уманский Л.П. Кузнецк и алтайские остроги. С. 5.

14 У майский А.П. Кузнецк и алтайские остроги. С. 5-8.

15  Уманский А.П. Кузнецк и алтайские остроги. С. 9-10.

16 Указ сибирского губернатора М.П. Гагарина кузнецкому полковнику и коменданту Б.А. Синявину от 18 июля 1713 г. // РГАДА Ф. 1134. Оп. 1. Ед. хр. 2. Л. 9.

17  Уманский А.П. Кузнецк и алтайские остроги. С. 10-11.

18  Доношение приказчика Бердского острога В. Соколова кузнецкому коменданту Б.А. Синявину от 1 июля 1717 г. // РГАДА- Ф- 1134. Оп. 1. Ед. хр. 7. Л. 74об.

19Уманский А.П. Кузнецк и алтайские остроги. С. 12.

20  Уманский А.П. Кузнецк и алтайские остроги. С. 13-14.

21  Уманский А.П. Кузнецк и алтайские остроги. С. 14.

22  Уманский А.П. Кузнецк и алтайские остроги. С. 16.

23  Миллер Г.Ф. Описание Кузнецкого уезда Тобольской провинции в Сибири в нынешнем его состоянии, в сентябре 1734 г. // Кузнецкая старина. Новокузнецк: Изд-во «Кузнецкая крепость», 2003. Вып. 5. С. 72.

24  Кирилов И.К. Цветущее состояние Всероссийского государства. М., 1977. С. 280.

25  Кирилов И.К. Цветущее состояние... С. 280.

26 Гуревич Б.П. Международные отношения в Центральной Азии в XVII - первой половине XIX вв. М.: Наука, 1979. С. 74.

27 Доношение императрице Анне Иоановне нынешнего и прежнего сибирских губернаторов А. Плещеева и П. Бутурлина от 7 сентября 1733 г. // РГАДА. Ф. 248. Ед. хР. 473. Л. 124.

28 Миллер Г.Ф. Описание Кузнецкого уезда... С. 70.

29  Миллер Г.Ф. Описание Кузнецкого уезда... С. 71.

30  Миллер Г.Ф. Описание Кузнецкого уезда... С. 71.

31  Миллер Г.Ф. Описание Кузнецкого уезда... С 72.

32  Миллер Г.Ф. Описание Кузнецкого уезда... С. 72-73.

33  Миллер Г.Ф. Описание Кузнецкого уезда... С. 74.

34  РГАДА- Ф- 517. Оп. 1. Ед. хр. 94. Л. 8об.-9об.

35  РГАДА- Ф- 517. Оп. 1. Ед. хр. 94. Л. Юоб.

36  РГАДА- Ф- 517. Оп. 1. Ед. хР. 94. Л. И.

37  РГАДА- Ф- 517. Оп. 1. Ед. хр. 94. Л. Поб.

38  РГАДА- Ф- 517. Оп. 1. Ед. хр. 94. Л. 12.

39  РГАДА- Ф- 517. Оп. 1. Ед. хр. 94. Л. 10.

40Рапорт вахмистра С. Лохневского о состоянии откомандированной в Кузнецк роты Новоучрежденного Сибирского драгунского полка // РГАДА. Ф. 517. Оп. 1. Ед. хр. 99. Л. 1.

41Конюхов И.С. Кузнецкая летопись. Новокузнецк: Изд-во «Кузнецкая крепость», 1995. С. 32.

42 Архив ВИМАИВ и ВС. Ф. 2. Оп. крепостная. Ед. хр. 966. Л. 3.

43  Строков АЛ. История военного искусства. Т. 4. С. 25.

44 Архив ВИМАИВ и ВС. Ф. 2. Оп. крепостная. Ед. хр. 966. Л. 4об.-6об.