Все подробности Мансардні вікна ФАКРО здесь.

Н.А. Кузнецов Войсковые части, квартировавшие в Кузнецке в XVILXIX вв.


текст
посмотреть файл
версия для печати

 

История города Кузнецка Томской губернии на сегодняшний день изучена еще недостаточно. Военная история Кузнецка изучена еще хуже, хотя город долгое время был, по образному выражению В.В. Радлова «бастионом русской власти на Алтае».

С появлением в городе историко-архитектурного музея «Кузнецкая крепость» интерес к военной истории значительно усилился и в настоящее время существует хороший потенциал для углубления наших знаний по данной проблеме. Мы хорошо понимаем, что тот объем информации, что накоплен сейчас, еще не достаточен для освещения заявленной темы, но также твердо мы уверены, что публикация накопленных материалов и их доступность способствуют, с одной стороны, критике источника, а следовательно, развитию исторической науки, а с другой стороны - стимулируют накопление новых материалов по изучаемой теме. Все это очень актуально для научно-исследовательской работы музея «Кузнецкая крепость», так как это направление исследований приоритетно в работе музея, а также это очень интересно для историков, краеведов и жителей города Новокузнецка.

Кузнецкий острог как маленькая деревянная крепость, опора немногочисленной русской администрации и гарнизона, был основан в 1618 г. Он быстро рос и развивался, но на Вознесенской горе, господствовавшей над городом, долго не было никаких укреплений. Первая деревоземляная крепость появилась здесь только в 1717 г. Крепости имеют гарнизоны. Какие же войска были у нас в Кузнецке?

Традиционно, но неправильно, считается, что Кузнецк строили казаки. Действительно, в 1618 г. во вновь сооруженном Кузнецком остроге осталось в качестве гарнизона восемь казаков-годовальщиков. От казаков Ермака многие стараются вывести историю Сибирского казачьего войска. В 1903 г. Сибирскому казачьему войску дали старшинство с декабря 1582 г., якобы с этого времени ермаковцы стали «царской служилой ратью». Был выпущен даже нагрудный знак с такой датой появления Сибирского казачьего войска. Однако настоящее Сибирское казачество возникло в XVIII в., когда Россия оформила свои границы на юге Западной Сибири. Поэтому выводить сибирских казаков от Ермака - ошибка.

Основу формируемых властями для освоения и обороны новых земель казачьих отрядов составили «охочие люди» из жителей русского Севера. Попадали сюда, конечно, и вольные казаки, но их было сравнительно мало. Значительно меньше, чем даже «литвы», «черкасов», поляков и «немцев». В гарнизонах некоторых городов были сформированы специальные «литовские» и «черкасские» сотни, иногда называемые «ротами». В Кузнецке известны в службе и «немцы», и «литва» и «черкасы», но особых воинских подразделений они не составляли.

Самой многочисленной категорией ратных людей в Кузнецке, как и вообще во всей Сибири, были «пешие казаки», а более привилегированными были «конные казаки», хотя правильнее называть их всех «служилые люди», как именуют их документы XVII в. Они действительно не вольные казаки, а «служилые по прибору».

При Иване Грозном все служилые люди делились на две категории: служилых «по отечеству» и «по прибору». Служба «по отечеству» была наследственной и определялась происхождением. Службу эту несли бояре и дворяне, представители феодальной иерархии государства. Наградой за их службу было предоставление им земли - вотчины или поместья. «По прибору», то есть по специальному набору в войско за денежное и земельное жалование, служили городская стража, пушкари, стрельцы и казаки.

Около 20 процентов от общего количества служилых людей как в Сибири вообще, так и в Кузнецке в частности, составляли «юртовские служилые татары» или для Кузнецка - абинские татары.

Военная служба сибирских служилых людей в Западной Сибири продолжалась до 1725 г. По Указу от 26 июня 1725 г., все служилые люди Томского и Кузнецкого уездов Тобольского генерал-губернаторства были зачислены в сословие государственных крестьян. Это связано с тем, что происходят важные изменения в военной политике Российского государства. Теперь опорой государства в Сибири, как и во всей Российской империи, становится регулярная армия и в связи с формированием регулярных полков, резко сокращается численность служилых людей [1]. Регулярные войска отличаются от нерегулярных тем, что солдаты здесь имеют уставное вооружение и обмундирование, живут на казарменном положении и находятся на казенном обеспечении. В музее «Кузнецкая крепость» собраны некоторые неполные сведения о войсках, квартировавших в Кузнецке в это время.

На 1723 г., согласно анкете В.Н. Татищева, который собирал сведения по многим городам Российской империи, известно, что в Кузнецке и подгородных деревнях и слободах всего проживает 6760 человек. Из них дворян и служилых людей 530 человек, да абинских татар в службе 120 человек. Подлинник анкеты сохранился в фонде Г.Ф. Миллера в архиве Российской Академии наук [2].Здесь говорится еще о нерегулярных войсках.

Первые упоминаемые регулярные войска в Кузнецке - это рота пехотного Якутского гарнизонного полка, появившаяся здесь, по утверждению Г.Ф. Миллера, осенью 1734 г. Миллер пишет, что в Кузнецке служилых людей в это время было 5 дворян, 25 детей боярских, 300 конных и 200 пеших казаков и 20 абинских татар. И эта «ландмилиция» для более безопасной охраны границы была усилена ротой «регулярной пешей милиции Якутского гарнизонного полка» [3]. Миллер вырос в другой стране и ему в сравнении с немецкой армией сибирские солдаты казались ополченцами, поэтому он и называет их милицией. Якутскому полку в марте 1730 г. пожалован герб, изображавшийся на его знамени - в золотом щите на красном поле серебряный престол и золотое Евангелие. Как долго находилась в Кузнецке эта рота, и была ли она одна, сведений у нас, на сегодняшний день, не имеется. Известно, что полк состоял из двух четырехротных фузелерных батальонов (т.е. вооруженных фузеями), и в каждой роте состояло дополнительно к пехотинцам по 16 гренадер. Не случайно по расходным нормам в Кузнецке полагалось на 60 лет 20000 ручных гранат. Большая часть Якутского пехотного полка находилась в Забайкалье.

Согласно «Табели артиллерии на 1729-1735 гг.», в которой указывается, сколько должно, согласно проекту, иметь вооружения и солдат в Кузнецке, гарнизон здесь должен был составлять 800 человек солдат и 300 драгун. На вооружении, кроме нескольких десятков единиц артиллерии (пушки, фальконеты, мортиры и мортирцы системы Кугорна), полагались ручные гранаты, фузеи, раскатные фузеи, штуцеры, мушкетоны, дубельгаки, пистолеты с крюками (крепостные), копья пикинерские, протазаны, алебарды, палаши, шпаги, штурмовые косы и «пометные рогульки». Здесь же приводится штат артиллерийской команды с указанием годового оклада (см. ниже.) [4].

В этом документе говорится о солдатах, видимо, имеется в виду именно Якутский пехотный полк и впервые упоминаются в составе гарнизона Кузнецка драгуны. Название этого рода войск происходит от эмблемы первых драгунских частей во Франции - дракона. Драгуны не кавалерия, а ездящая на лошадях пехота. Они имели лошадей («лошадь произвольной масти, ценой в 20 рублей»), но в сражении должны были спешиваться. Это связано с уровнем развития военного дела того времени. Именно пехота тогда определяла исход сражений, но уже очень важной стала мобильность этой пехоты и скорость маневра.

Драгуны для XVIII в. войска не обороны, а активного наступления, ударные части. Драгунские полки состояли каждый из 10 рот. Первый драгунский полк в России был сформирован в 1631 г. Когда драгуны появились в Кузнецке впервые, точной даты нет. Известно, что в 1738 г. в городе появилась рота Сибирского драгунского полка во главе с поручиком Петром Фадеевым, в том числе 1 прапорщик, 1 вахмистр, 5 капралов, 2 барабанщика, 1 цирюльник, и 92 рядовых [5]. С 1711 г. драгуны имели на вооружении палаш, фузею с погоном, пистолет. С 1764 г. драгунам полагалось иметь палаш с темляком, портупею, ружье со штыком, патронную лядунку, перевязь и, в конном строю, при седле пару пистолетов. Любопытны размеры этого оружия. Клинок драгунского палаша должен был быть 1 аршин и 2 вершка (80 см). При большой ширине клинка драгунские палаши были тяжелыми. Ружье без штыка 1 аршин 13 вершков (129 см), а со штыком - 2 аршина, 7 вершков (173 см). Это короткие кавалерийские ружья, но штыки вполне приличной длины. Пистолеты с медной оправой были в длину 12,5 вершков (55,5 см). Кроме этого, существовали специальные драгунские мортиры, которые легко было перевозить на лошадях. Они очень легкие, устанавливаются на деревянных треногах и могут стрелять разрывными снарядами (гранатами), весящими около 1200 г. У офицеров были вместо палашей шпаги. Из 100 рядовых и урядников, составлявших драгунскую роту, 80 имели также по топору, 10 по железной лопате и 10 по кирке. Этот шанцевый инструмент мог потребоваться в случае необходимости занять оборону или обустроить походный лагерь. Как выглядело обмундирование драгун во второй половине XVIII в., дают представление изображения образцов обмундирования войск Российского государства из огромного свода, составленного в XIX веке Александром Висковатовым специально для императорского двора. Издание выходило на протяжении второй половины XIX - начала XX вв. и переиздано в 1944 г. в Новосибирске [6]. Также неизвестно точно, когда полк из Кузнецка ушел. Так называемый «кузнецкий летописец» И.С. Конюхов называет всех драгун «Олонецкими полками», и приводит сведения, что эти полки ушли на усмирение восстания Е. Пугачева. По И.С. Конюхову - Олонецкий драгунский полк квартировал в Кузнецке с 1745 по 1774 гг. [7]. Однако сам Конюхов писал свою «летопись» спустя огромный срок от описываемого события, и, естественно, точности здесь ожидать было бы наивно. Известно, что при Екатерине II в Сибири были учреждены 25 легких полевых команд, или когорт, и в 1771 г. на формирование таких команд был переведен Олонецкий драгунский полк. Эту реформу отменили в 1775 г., но Олонецкий полк не был воссоздан. А Сибирский драгунский полк, согласно реформе Петра III, в 1762 г. был переименован в «Полк генерала-поручика князя Григория Мещерского» [8].

Дата - 1738 г. - также не может считаться точкой отсчета появления драгун в Кузнецке, так как 300 драгун упоминаются уже в табели 1735 г. (См. выше). 300 драгун составляют три роты. Возможно, в Кузнецке стояли драгунские роты из разных полков. Существуют некоторые указания на то, что в Кузнецке квартировала также рота Луцкого драгунского полка, но точной информации об этом у нас нет. То, что драгуны пехота, а не кавалерия, особенно подчеркивает тот факт, что у драгунских частей были знамена, в то время как у кавалерии (например, у кирасир), были штандарты. Сибирский драгунский полк имел флаг желтый, с изображением в верхнем углу, у древка, двух золотых соболей, одними лапами держащих лук и стрелы, а другими поддерживающих корону. В 1730 г. изображение герба на знамени несколько изменилось - «В золотом щите, на белом поле два черные соболя, стоящие на задних лапах и держащие двумя передними лапами золотой лук и золотую Сибирскую корону, а двумя другими по черной стреле с красными перьями и копьями». У Олонецкого полка был флаг красный, с желтым крестом и изображением в верхнем углу, у древка, золотой руки со щитом, выходящей из облаков, а посередине - четырех пушечных ядер. Соответственно с 1730 г. - «На желтом поле рука с синим щитом, выходящая из облаков, и внизу 4 черных ядра на цепях» [9].

Следует упомянуть еще один род регулярных войск, появившихся в Кузнецке, в XVIII в. - Горнозаводские войска. Непосредственно в Кузнецке они не квартировали. Однако в Кузнецком уезде они были. Эти войска специально создали для защиты горных округов от нападений кочевников. 4 пехотных полка и 1 драгунская рота, которые стояли на Алтае, назывались Колывано-Воскресенской командой. История Кузнецка тесно связана с историей демидовских предприятий на Алтае. Крестьяне Кузнецкого уезда были приписаны к алтайским заводам, кроме того, в Кузнецком уезде находился Томский железоделательный завод, на котором также были горнозаводские войска. Они имели красные камзолы, вооружены фузеями (кремневое ружье большого калибра со штыком), а также палашами или кривыми тесаками.

Один из самых важных родов войск - артиллерия, которую недаром называли «богом войны». Артиллерия была наиболее эффективным и грозным оружием в Кузнецке и, позднее, в Кузнецкой крепости. Впервые регулярные войска по артиллерийскому ведомству упоминаются в Кузнецке в цитированном выше документе - «Табели артиллерии на 1729-1735 гг.»

Командовал этой частью поручик. Ему полагалась зарплата 109 руб. 95 коп. в год и денщик, на которого казна отпускала 4 руб. в год.

Штык-юнкер - следующий чин. У него также был денщик, но получал он в год 53 руб. 40 коп.

Унтер-цейхвартер имел такой же оклад, но ему не полагался денщик.

Канонирский сержант имел оклад 32 руб. 55 коп. в год.

Цейхшрейбер получал 23 руб. 70 коп. в год.

2 цейхдинера получали по 14 руб. 85 коп. в год.

По 12 руб. в год получали столяр, колесник, бочар, 2 слесаря, паяльщик и 2 кузнеца.

Ротный писарь зарабатывал 11 руб. 85 коп.

2 канонирских капрала и 1 бомбардир получали по 10 руб. 50 коп.

По 10 руб. в год получали 2 плотника, токарь и пороховщик.

Цирюльник имел оклад 8 руб. 85 коп. в год.

Профос - 8 руб.

12 канониров имели оклад по 9 руб. в год. Гантлангер бомбардирский - 7 руб. 50 коп.

13 гантлангеров канонирских - по 6 руб. Столько же получал барабанщик. На всю эту команду полагалось фузей со штыками - 31, пальников - 25, шпаг с медными эфесами - 35, циркулей медных - 13 и 1 медный барабан [10]. 12 канониров и гантлангеров составляли прислугу соответственно 12 пушек. Но в списке присутствует еще и бомбардир. Бомбардиры, в отличие от канониров, «работали» с единорогами, или мортирами. Так как по тому же документу явствует, что в городе «на регулярные пять полигонов» положено по бюджету в 60 лет - 50 чугунных пушек, 10 медных фальконетов, 3 чугунных мортиры и 20 мортирцов системы Кугорна», то следует считать, что бомбардир и бомбардирский гантлангер, обслуживали мортиры.

Если рассмотренный документ свидетельствовал о том, сколько положено иметь вооружения кузнецкому гарнизону, то документ 1747 г. «Ведомость об артиллерии города Кузнецка», рапорт, поданный на имя Ее Величества командующим Сибирским корпусом, генерал-майором Христианом Киндерманом 24 ноября 1747 г., отражает реальное количество вооружения. Здесь говорится, что на 1745 г. в Кузнецке имелось 4 медных и 8 чугунных пушек. Одна из пушек была на полевом лафете («по полевому маниру»), остальные - «на гарнизонных», то есть крепостных лафетах. Кроме этого, в городе числятся еще 2 затинные пищали, 127 фузей, 1 винтовка (видимо, винтовальный штуцер), 2 самопала [11]. Сколько остается в городе артиллеристов и какой войковой части, нам пока неизвестно.

В 1779 г., по формулярным спискам артиллерийских служителей, на Кузнецкой и Колыванской линиях (вместе) числятся всего 21 человек. Среди них цейхвартер, капрал, бомбардир и токарь участвовали в Прусском походе во время Семилетней войны [12]. Неясно, сколько артиллеристов было в Кузнецке, однако известно, что они были, так как в 1777 г. в городе был сооружен деревянный сарай размером 3x4 сажени (6,4x8,5 м), для хранения артиллерийских принадлежностей (то есть цейхгауз) [13].

В 1792 г., по трем линиям - Ишимской, Иртышской и Кузнецкой всего числилось на все регулярные войска 2 штаб-офицера и 12 обер-офицеров. А по артиллерийскому штату на этих трех линиях находилось 160 пушек, 25 мортир и гаубиц. Часть артиллерии принадлежала Линейному казачьему войску. На Кузнецкой линии находилось в этом году три крепости: Ануйская, Катунская и Бийская, а кроме них здесь было 6 редутов и 10 форпостов. Кузнецкой крепости в это время не упоминается. Это указано в атласе, преподнесенном Екатерине II для личного пользования - «Собрание планов пограничным Российской империи крепостям с их описаниями и штатным во оных положением орудий и гарнизонов с приложением Генеральной карты и учрежденных линии, 1792 г.» [14].

В начале XIX в. в Кузнецке строится на горе Вознесенской новая крепость. Строили ее ввиду опасности соседства с агрессивной Цинской империей [15]. На этой крепости располагались солдаты и инвалиды Бийского гарнизонного полка, а также здесь были артиллеристы. В 1822 г. 3 ноября в Кузнецке вновь сформированная артиллерийская четверть роты № 80 принята подпоручиком Мальцевым от «артиллерии унтер-цейхвартера 13 класса Мальцева». По списку, в штате вновь сформированной части, числилось 38 рядовых, 4 фейерверкера, 1 барабанщик и 3 нестроевых [16].

В 1825-1855 гг. в составе российских войск фигурирует в числе 87 артиллерийских рот, артиллерийская рота № 5, входившая в состав 15 бригады Сибирского округа. 1/4 этой роты стояла в Кузнецке, а 3/4 в Иркутске. На крепости остается четверть роты артиллеристов, однако номер части другой. Неизвестно, переименована ли это вновь сформированная в Кузнецке команда или в город передислоцировалась другая часть.

Кузнецкая крепость не долго считалась одной из важнейших крепостей на юге Западной Сибири. Сначала отсюда вывели гарнизонный батальон, а в 1842 г., артиллерийская команда ушла из Кузнецка [17]. Но на крепости осталось несколько стволов чугунных 12-фунтовых крепостных орудий.

Следующий род войск в Кузнецке - так называемая Штатная команда. В1763 г. в Российской Империи учреждено 165 городовых штатных рот и команд. Эти команды создавались в губерниях для караулов и «разных командировок». Обмундирование их было таким же, как в мушкетерских ротах, причем оружие и амуницию они получали из выслуживших сроки в полках. С 1887 г. в Тобольской губернии они должны были носить кафтан или куртку палевого цвета, с воротником, лацканами, разрезными обшлагами и опушкою пол черного сукна. Пуговицы белые. В 1800 г. в уездных городах империи числятся уже 380 штатных команд. На день восшествия на престол Александра I 12 марта 1801 г. в стране отмечены среди прочих войск штатные команды в 16 уездных городах Тобольской губернии (при воцарении Павла I Кузнецкий уезд вернули в состав Тобольской губернии, в которой он и оставался до губернской реформы 1804 г.).

В 1816 г. из бывших штатных команд повсеместно стали формироваться Служащие инвалидные команды. Тогда же была сформирована неслужащая Кузнецкая инвалидная команда, причисленная к Томскому гарнизонному батальону. Служащие инвалидные команды были вооружены ружьями со штыками, но им не полагались тесаки. Неслужащие инвалиды, наоборот, имели тесаки, но ружей им не полагалось. В России, где срок рекрутской службы занимал 25 лет, практически все солдаты, отслужившие полный срок или получившие увечье, переходили в разряд инвалидов. Большинство гарнизонных полков и батальонов имело инвалидные команды. Инвалидные команды делились на служащие и неслужащие. Служащие использовались в этапных командах, составляли значительную часть гарнизона заштатных крепостей. В середине XIX в. инвалидная команда оставалась на заштатной Кузнецкой крепости после вывода всех войск.

Кузнецкая неслужащая инвалидная команда находилась в ведении 11 Сибирского Линейного батальона. В этом подчинении она находилась до самого своего упразднения. Последний по времени документ, в котором упоминается, что Кузнецкая неслужащая инвалидная команда входит в подчинение 11 Сибирского линейного батальона, датируется 1864 г. [18]. Название Линейные батальоны появилось в 1804 г., когда оно было присвоено 4-м Оренбургским батальонам, сформированным на степной границе (линии). 10-й и 11-й Сибирские Линейные батальоны защищали Кузнецке-Колыванскую линию.

С 1816 г. Кузнецкая служащая инвалидная команда вошла в состав Внутренней стражи, которая выполняла функции внутренних войск. Внутренняя стража учреждена 29 апреля 1811 г. Вся Внутренняя стража делилась на округа, которые состояли из бригад, а бригады из батальонов и полубатальонов. В 1816 г. Тобольский гарнизонный полк разделен на отдельные гарнизонные батальоны, Тобольский и Томский, а бывший Томский переименован в Усть-Каменогорский и на эти три батальона возложена обязанность внутренней стражи в Сибири (11 округ). Кузнецкая команда вошла в Томский полк. Во Внутренней страже мундиры были серые, с такою же обкладкою фалд, с красною по краям обкладки выпушкой, серые панталоны. У Томского полка на красных погонах стоял белый номер 11, соответствующий номеру округа.

На день восшествия на престол Александра I 12 марта 1801 г. в стране была отмечена как действующая Кузнецкая инженерная команда. Инженерная команда в Кузнецке занималась проектированием и постройкой Кузнецкой крепости и Болотной цитадели. Началом образования инженерного корпуса в России считается 1722 г., когда инженеры выделились из артиллерийского департамента. В 1724 г. разделились гарнизонные и полевые инженеры. Полевые состояли при войсках, а гарнизонные занимались строительством крепостей. В 1802 г. учреждена Инженерная экспедиция. По распоряжению этой организации, инженер-генерал Князев инспектировал Сибирскую линию. Он констатировал весьма безотрадное состояние артиллерии в сибирских крепостях и предложил использовать существующие пушки как тумбы для знамен или как ограничители для ворот, потому что раньше не знали правильных сплавов для производства пушек, а все крепости Западной Сибири укомплектовать крепостными чугунными орудиями производства Каменского завода (в городе Екатеринбурге-на Каме) [19]. С легкой руки И.С. Конюхова считается, что Князев проектировал Кузнецкую крепость, что вряд ли соответствует действительности. Тот же автор сообщает о том, что при постройке крепости и до окончания ее находился инженер поручик Булыгин, который впоследствии дослужился до генерала [20].

В 1819 г. Кузнецкая крепость по Высочайшему повелению передана из Инженерного ведомства в непосредственное ведение командира Отдельного Сибирского корпуса [21].

В связи со строительством новой Кузнецкой крепости в городе появились новые гарнизонные войска. На Кузнецкой крепости стояла одна рота Бийского гарнизонного батальона. Бийский батальон учрежден в 1771 г. и состоял из 5 строевых и 1 инвалидной роты.

В экспликации Кузнецкой крепости на 1810 г., показано, что в двух солдатских казармах размещены, соответственно, рота Бийского гарнизонного батальона (200 человек) и инвалидная команда Бийского гарнизонного батальона (70 человек). То же отмечается и на 1813 г., только инвалидов тогда стало 90 человек.

1815 г. на генеральном плане Кузнецкой крепости отмечено, что штаб-офицерский дом занимает плац-майор, а вторая половина дома отведена под канцелярию. Встроенный в казарму на валу штаб- и обер-офицерский дом занимают одну половину комендант (подполковник от артиллерии), а другую - инвалидной команды майор. Обер-офицерский дом занимают Бийского гарнизонного батальона обер-офицеры [22].

Мундиры гарнизонных полков были с 1806 г. темно-зелеными с желтыми воротником и обшлагами и с белым номером на красных погонах. До 1806 г. погоны в Бийском батальоне были светло-зеленые, а после стали красными с выложенной белым гарусным шнурком цифрой 67. В 1818 г. произошли некоторые изменения. Номер на погонах у данного подразделения стал 22. А в следующем году он уже не выкладывался шнуром, а был прорезной. С 14 мая 1824 г. всем гарнизонным полкам и батальонам были даны кивера, на которых помещались белая гренадка об одном огне и белый репеек с красной серединой. Такие гренадки найдены на крепости и хранятся в фондах музея «Кузнецкая крепость». На вооружении у рядовых в гарнизонных полках было ружье со штыком и шпага с тесачным клинком.

И.С. Конюхов сообщает, что в 1826 г. рота Бийского гарнизонного батальона ушла из Кузнецка. Согласно А.В. Висковатову, Бийский гарнизонный батальон в 1826 г. переименован в Пресногорьковский, а 19 апреля 1829 г. вступил в линейные батальоны Сибирского корпуса.

В 1852 г. была снята, упразднена Кузнецкая линия. В том же году крепостные строения в Кузнецке проданы на слом.

В 1862 г. согласно «Квартирному расписанию войск отдельного Сибирского корпуса» в Томске был штаб 12 полкового округа Сибирского Казачьего войска. Его в этом году возглавлял войсковой старшина Суходольский. В городе Кузнецке стояла Кузнецкая инвалидная команда, которой командовал майор Снетковский. Утверждается, что инвалидная команда состоит при заштатной Кузнецкой крепости, на которой упоминаются 6 орудий крепостной артиллерии без лафетов. Был в Кузнецке и военный лазарет на 14 человек больных, который находился в ведении Тобольской комиссариатской комиссии. Кузнецкий провиантский магазин находился в ведении Омской полевой Провиантской комиссии (из провиантских магазинов снабжались продуктами войска). Кузнецкий провиантский магазин был устроен на 891 четверть провианта (четверть в рассматриваемое время соответствовала объему 8 пудов зерна ржи). Это самый маленький провиантский магазин в Томской губернии. В Мариинске он был рассчитан на 1000 четвертей, а в Томске на 5007.

Упоминается 10-й Сибирский линейный батальон, две роты которого стояли на Салаирском руднике, а половина роты на Томском заводе (ныне Прокопьевский район Кемеровской области)

А всего в отдельном Сибирском корпусе состояло 12,5 батальонов пехоты, 12 полков казаков, 4 артиллерийские батареи и 2,5 роты крепостной артиллерии, 1 инженерная команда, 16 инвалидных команд, 39 этапных команд, 0,5 роты топографов и 1,5 роты военных рабочих.

Орудий при корпусе числилось медных и чугунных пушек 604, но из них всего 62 были на лафетах, единорогов было 66, из них 41 на лафетах, гаубиц было 2 и мортир 46, из них на лафетах 13 [23].

В 1864 г. в Российской империи было образовано 15 военных округов, каждый со своим управлением, непосредственно подчиненным военному министерству. Войска Томской губернии вошли в Западно-Сибирский военный округ со штабом в городе Омске. В Расписании сухопутных войск на 24 мая 1864 г. указывается, что в 11-й Сибирский Линейный батальон входят Томская, Каинская, Кузнецкая, Бийская и Мариинская команды внутренней стражи [24].

Через десять лет происходят некоторые изменения. Согласно расписанию сухопутных войск на этот год в Томске квартирует штаб 51-го Томского Губернского батальона. Командует им полковник Лабунцов. В этот батальон входят местные команды Каинская, Кузнецкая, Бийская, Мариинская, Барнаульская и Колыванская [25].

В 1885 г. Томским резервным пехотным батальоном командует полковник Битнер. В этот батальон входит Кузнецкая местная команда. Томский резервный батальон подчинялся начальнику 2 пехотной Сибирской бригады [26].

Томский резервный пехотный батальон был сформирован в Тобольске 19 февраля 1711 г. под названием «Московский гарнизонный полк в Тобольске».

13 ноября 1727 г. он назван «Енисейским гарнизонным».

19 апреля 1764 г. название изменилось на «Второй Томский пограничный батальон».

4 сентября 1816 г. - «Томский гарнизонный батальон».

19 апреля 1829 г. - «Сибирский Линейный № 10 батальон»

18 марта 1865 г. - «51-й Томский Губернский батальон»

14 января 1876 г. - «Томский местный батальон»

18 августа 1882 г. он стал называться «Томский резервный пехотный батальон (кадровый)» [27].

В 1909 г. Кузнецкая местная команда входит в Омскую местную бригаду в числе других 24 команд.

В XIX в. не только регулярные войска имели стандартное обмундирование и вооружение. 19 августа 1808 г. сибирские казаки Ишимской, Иртышской и Ко-лывано-Кузнецкой пограничных линий в числе 6117 человек были организованы в Сибирское Линейное казачье войско. Сущность линейной системы состоит в том, что российская граница, укреплялась крепостями или постами. Каждая крепость была обнесена рвом и плетнем, имела помещения для войска, лошадей и боевые запасы, пушки и достаточное по тому времени количество людей. Система этих укреплений образовывала «линии». Но так как укреплений было мало, то между ними на небольшие расстояния устраивали пикеты - мелкие пункты для наблюдения за неприятелем. Пикет представлял собой простой шалаш с вышкой для наблюдения, обнесенный двойным плетнем, засыпанным землей, за которым укрывались казаки. Связь между этими укрепленными пунктами осуществлялась казачьими разъездами. Они состояли из небольшой партии конных казаков. Разъезды обязаны были выслеживать неприятеля и, обнаружив его, немедленно давать об этом знать в крепость. Именно казачьи разъезды и объединяли всю систему укреплений в «линию». Сами по себе крепости «линией» не являются, как бы ни выглядело их расположение на карте. Командующий полком обязан был раз в неделю объехать и осмотреть укрепления и части войск, которые находились в его ведении, доносить ежедневно о военных происшествиях.

До начала XIX в. сибирские казаки не имели обмундирования и одевались как могли. В 1802 г., по распоряжению Инспектора Сибирской Инспекции, генерал-майора Лаврова, Сибирскому Линейному Казачьему войску было предписано руководствоваться правилами обмундирования Донских казаков. В 1808 г. Высочайше утверждены были обмундирование, вооружение и конский убор Сибирских Линейных казаков.

Им присвоена была одинаковая одежда с донскою, во всех десяти полках с красной выпушкой на чекменях и куртках, с красным верхом на шапках и с красною выкладкою на шароварах, обшивавшихся внизу черной кожей. Пуговицы у плечевых погон были желтые, а кушаки голубые. После 1812 г. Сибирские Линейные казаки должны были ходить в уланских куртках из темно-синего сукна с красной выпушкой на воротнике, с красными погонами, обшлагами и обкладкою на фалдах и с медными пуговицами. Чакчиры тоже уланского образца из темно-синего сукна с красными лампасами и с кожаными крагами до колен. Кушак уланский, из темно-синего сукна с красными обкладками по краям и кивер, подобный пехотному, с красным репейком и подбородочным ремнем с медной чешуей. В походной форме они должны были носить не чакчиры, а серые рейтузы без лампасов и с кожаным «седлом». Мундир офицеров отличался золотыми эполетами. С 1812 г. казаки должны были иметь карабин уланского образца и флюгера на пиках, а при седле две кобуры с пистолетами.

Кроме линейного казачьего войска в Сибири оставались еще и городовые казаки, которых не перевели на линии. В 1822 г. в разных местах Сибири из малых казачьих и татарских команд были сформированы Тобольский, Сибирско-Татарский, Томский, Енисейский, Иркутский и Якутский Городовые казачьи полки. Эти казаки не имели стандартного обмундирования, а форма их утверждалась губернскими властями. Они вооружались пиками без флюгеров, саблями и пистолетами. Томский Городовой казачий полк состоял из Томской, Кузнецкой и Нарымской городовых казачьих команд. После 1825 г. казаки Кузнецкой городовой команды носили куртки и шаровары темно-зеленые, с малиновыми выкладками, кушаки черные, верхи шапок синие, амуницию черную. Городовые казаки полностью утратили военное значение и превратились в административно-полицейских служителей. Но это положение оказалось не навсегда.

13 марта 1861 г. «Государь Император Высочайше повелеть соизволил»: Сибирское линейное казачье войско, состоявшее на особом от других казачьих войск положении, преобразовать в соответствии с сими войсками. Важнейшими условиями при этом были: «Причислить к сему войску отдельные Тобольский казачий конный полк и пеший батальон и Томский городовой казачий полк. Сей последний передать из гражданского в военное ведомство и назначить ныне же командира полка из военных штаб-офицеров. Войску иметь 12 конных полков, 3 пешие полубатальона со стрелковыми полуротами и 1 конно-артиллерийскую бригаду из 3-х легких батарей 8-мм орудийного состава. Сибирское Линейное Казачье войско именовать «Сибирское Казачье войско». Войско было подчинено Генерал-губернатору Сибири [28].

К концу XIX в. устоялась иерархия казачьих чинов. Чин «казак» соответствовал рядовому в пехоте. Урядник соответствовал фельдфебелю в пехоте или вахмистру в кавалерии. Третий чин - подхорунжий - соответствовал подпрапорщику. Хорунжий - подпоручику или корнету в кавалерии. Сотник - поручику, подъесаул - штабс-капитану, есаул - капитану или кавалерийскому ротмистру, войсковой старшина - подполковнику, полковой командир - полковнику, а войсковой атаман - генералу.

К началу XX в. в Кузнецке уже не было казаков, а оставалась только Кузнецкая местная воинская команда, просуществовавшая до 1919 г. Последним командиром этой части был полковник Зело-Зволинский, расстрелянный красными партизанами из отряда Толмачева в декабре 1919 г.

 

Примечания

1.  Огурцов А.Ю. На путях к реформе / Командование Сибирского корпуса и казаки // Кузнецкая старина, Вып.1. Новокузнецк, 1993. С. 133.; Кузнецов Н.А. Сибирское казачество: этапы становления // Проблемы истории Кузбасса: Материалы научно-практической конференции. Прокопьевск, 2002. С. 49-58.

2. Архив РАН. Ф.21. Оп.5. Д.153. Л.184.

3. Миллер Г.Ф. Описание Кузнецкого уезда Тобольской провинции в Сибири в нынешнем его состоянии, в сентябре 1734 года // Сибирь XVIII века в путевых описаниях Г.Ф. Миллера (История Сибири. Первоисточники.). Вып. VI. Новосибирск, 1996. С. 23.

4. Архив ВИМАИВиВС. Ф.2. Оп. «Сборная». Д. 3619. Л. 1-6.

5. Сведения предоставлены исследователем А.О. Кауфманом.

6.  Висковатов А.В. Историческое описание одежды и вооружения Российских войск, составленное по Высочайшему повелению. СПб., тт. 1-34.

7. Конюхов И.С. Кузнецкая летопись. Новокузнецк, 1995. С.33.

8.  Висковатов А.В. Историческое описание одежды и вооружения Российских войск... СПб., 1842. Т. 3. С. 160.

9. Висковатов А.В. ... Т.2. С. 105.

10. Архив ВИМАИВиВС. Ф.2. Оп. «Сборная». Д. 3619. Л. 17.

11. Архив ВИМАИВиВС. Ф.2. Оп. «Крепостная». Д. 966. Л. 3-4.

12. Архив ВИМАИВиВС. Ф.2. Оп. «Крепостная». Д. 1836. Л. 1-6.

13. Архив ВИМАИВиВС. Ф.2. Оп. «Крепостная». Д. 3660. Л. 6.

14. ВИМАИВиВС. Инженерно-документальный фонд. №23/104.

15.  Кузнецов Н.А. Внешнеполитические причины строительства Кузнецкой крепости // Евреиновские чтения. Новокузнецк, 2001. С. 73-77.

16. Архив ВИМАИВиВС. Ф.З. Оп. 2/9. Д. 108. Л. 1-10.

17. Конюхов И.С. Кузнецкая летопись... С.33.

18. Расписание сухопутных войск, исправленное по 25 мая 1864 г. СПб., 1864. С. 160.

19. Архив ВИМАИВиВС. Ф.З. Оп. «Крепостная». Д. 3347. Л.1-8.

20. Конюхов И.С. Кузнецкая летопись... С.31.

21. Архив ВИМАИВиВС. Ф. 3. Оп. 2/9. Д. 164. Л. 6.

22. ЦГВИА. Ф. 349. Оп. 17. Д. 4496.

23.  Квартирное расписание войск отдельного Сибирского корпуса. Исправлено по сведениям на 15 декабря 1862 г. (с грифом «Секретно»). Тобольск, Типография Штаба Отдельного Сибирского корпуса, 1862. С. 1-44.

24. Расписание сухопутных войск... С. 160.

25. Расписание сухопутных войск, исправленное по 25 февраля 1874 г. СПб., 1874. С. 83.

26. Расписание сухопутных войск, исправленное по 25 мая 1885 г. СПб., 1885. С. 96.

27. Расписание резервных пехотных (кадровых) и местных баталионов с показанием старшинства и знаков отличия, которые должны быть им присвоены. СПб., 1885. С.92.

28. Сборник исторических документов по жизнеустройству казачьих войск. Барнаул, 1992. С. 92-97.